Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик ГК TeleTrade:

Прежде всего, цены на нефть растут: они давно прошли «дно», нефть сейчас по $85, что выше средних уровней 2010 года. Кто сказал, что для рентабельности нефтедобычи цены должны быть выше $100? $125 или $140 в моменте это было исключение из правил. Как раз слишком высокие цены и привели потом к избыточному развитию сланцевой отрасли, к затовариванию и к падению. Сейчас ОПЕК в сотрудничестве почти со всеми крупными экспортёрами не тянет куда-то намеренно выше и выше цены, а сбалансировал рынок. И если он осядет со временем на уровень $60-$70 за баррель, то это будет естественно и нормально. А ниже проваливаться у нефти причин нет: мировой спрос растёт быстрее предложения.

Экономические трудности в Казахстане, или проблемы с курсом тенге — результат валютных атак на все без исключения развивающиеся рынки. Посмотрите, что творилось с турецкой лирой, с бразильским реалом, до сих пор творится с южноафриканским рандом. У Казахстана есть сложности со становлением банковской системы, выстраиванием прочной финансовой архитектуры в этих условиях, естественно. Но эти трудности имеют мало отношения к проектам в реальной экономике, и их надо продолжать делать — особенно наиболее перспективные, которые потом будут кормить, подпитывать валютой развитие и цифровых и всех остальных отраслей.

А Кашаган — это будущее Казахстана. Крупнейшее во всём мире морское месторождение. И конечно, его надо активно разрабатывать. Да, это долгий проект, большие суммы инвестиций, это не как «растворимый кофе». Но и вкус и польза от такого большого проекта совсем другая. Когда-нибудь лет через 10-15 Кашаган достигнет полной мощности, и с ним Казахстан войдёт по нефти в топ-10 мировых экспортёров.

Уже сейчас, собственно, благодаря в первую очередь Кашагану, нефтедобыча в целом по стране восстановлена — после 2 лет снижения в 2015-2016 гг. Старые месторождения под Актобе и Кызылордой истощаются.

В Кашагане были и есть проблемы технического характера. Возможно, была неоптимальной первоначальная концепция разработки, но там чрезвычайно сложные условия добычи, в этом нет виновных. Была утечка 5 лет назад, пришлось менять 200 км трубопроводов: ещё в 2015 году лондонская Times писала о Кашагане как о нерентабельной «чёрной дыре». Но был план на 2017 год, и даже в этих трудных условиях он превышен на 46%: добыто 7.3 млн тонн. А в Кашагане, там только извлекаемых современными технологиями запасов — ещё на 100 лет такой добычи. Это даже если без роста темпов. Разработка сохранит такую непредсказуемость, это очевидно. Но там такие залежи. Бросить или заморозить Кашаган было бы непростительной глупостью, отмечает эксперт TeleTrade.

Оцените новость!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code