Во Владимире прошла первая встреча Общества «друзей музея». 17 мая в актовом зале областного дома профсоюзов собрались более ста человек, чтобы высказать опасения относительно изменений, происходящих во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике после назначения на должность генерального директора Игоря Конышева.

Среди собравшихся были два десятка, пожалуй, самых известных владимирцев: это преподаватели, художники, музейные и научные работники, историки и краеведы. Были те, кто никогда не стеснялся озвучивать свое мнение − такие как президент ВСМЗ, герой труда Алиса Аксенова. В большинстве же своем на защиту музея встали представители владимирской интеллигенции, те, кто редко занимался политической или общественной жизнью.

Происходящее при новом руководстве каждый второй выступавший называл «тихим погромом». Среди бравших слово были люди, проработавшие в музее десятилетиями, но не нашедшие общего языка с новым руководителем. Всего же после прихода в музей Игоря Конышева из 500 работников уволились около 150.

По словам теперь уже бывших сотрудников, у оставшихся работать и не приближенных к начальству коллег зарплаты сократились на треть. И все же, главной причиной увольнений чаще становились не финансовые вопросы. Профессиональное обсуждение рабочих вопросов при новом руководителе, по их версии, сменилось на единоличные решения без достаточного просчета негативных последствий.

Собрание организаторы назвали общественными слушаниями. В российском законодательстве есть определение слушаний и обозначены случаи, в которых их проводят. Прошедшее вчера можно назвать в подлинном смысле «общественными» слушаниями, хотя формально-юридически ими они не являлись. Эту деталь подчеркнули в руководстве музея, именно она стала причиной отказа гендиректора Игоря Конышева в них участвовать.

Инициатором собрания «друзей музея» выступил профессор РАНХиГС Роман Евстифеев. Общественник скромно определил собственную роль как модератора собрания. С главной речью выступил историк-краевед, издатель Владимир Гуринович. Двадцатиминутный доклад состоял из перечисления тревожных нововведений и резолюции − воззвания к властям с требованием не разрушать Детский музейный центр и создать общественную систему сдержек, которая бы смогла уберечь учреждение от скоропалительных решений.

В докладе «друзья музея» замечают, что за почти два года в СМИ вышло 150 критических материалов о руководстве музеем. Ни изложенная в них информация, ни запросы общественников пока не нашли отклика от региональных властей или от Минкультуры. Выступившая на собрании Алиса Аксенова полна решительности в отстаивании своей правды, но на приемлемое для общественников решение вопроса не надеется. Глубоко задело Алису Ивановну решение Игоря Конышева списать книги о музее под ее авторством.

Символично, что в этих книгах рассказывается о том с каких крупиц начиналось то, что позже стало гордостью региона и ее главным культурным и туристическим достоянием. В начале 60-х Палаты отапливались буржуйкой, четыре печки обогревали Золотые Ворота. В Историческом музее жила семья, а на бивнях мамонта сушили белье после стирки. Один из крупнейших российских музеев возникал из малого и с помощью бережливого отношения к приобретенному с большим трудом.

В докладе прозвучала хронология музейных изменений. Преобразования ВСМЗ начались с закрытия «зимнего сада» Палат, затем продолжились реновацией недавно отремонтированного актового зала, который теперь превращен в «черную пещеру». Из здания вынесли люстры, списали раритетные банкетки, подаренные Музеем Кремля. Сейчас о судьбе мебели никто не знает. Вместо гобелена Татьяны Гребневой на лестнице Палат появилось зеркало. Последним шагом стал разбор детского музейного центра. «Друзья музея» напомнили, что Палаты создавались не как место для зарабатывания денег, а как музей для владимирцев. Сейчас же его привлекательность для горожан вызывает сомнения. «Палаты из уютного дома-дворца превратились в холодное административное здание», − заключил Владимир Гуринович.

Фактическое разрушение центра, за который в свое время ВСМЗ получил президентскую награду, накануне собрания «друзей музея» обозначили ритуализованным переносом чучела мамонта. Уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области Геннадий Прохорычев назвал произошедшее насмешкой над владимирцами:

«Последний перфоманс  является тонкой издевкой по отношению к сотрудникам и ветеранам музея. Данным действием, с выносом тела мамонтенка, как назвали это в социальных сетях «гражданин из музея» будто смеется над владимирцами.

 

Но самым неприятным моментом во всей этой неприглядной истории с выносом мамонтенка, это манипуляцией детьми. Вы знаете мою принципиальную позицию по вопросу использования детей в политике и других взрослых играх. Мы прекрасно понимаем, что учеников начальной школы пригласили на данное действо, чтоб как-то придать ему соответствующий вид.

 

Вице-губернатор по социальной политике призвал активистов учиться у детей, которые подают хороший пример, в то время, как взрослые выясняют отношения. Мы не выясняем отношения. Мы не на рынке и не на ринге. Граждане выражают свою позицию и озабоченность тем, что происходит в Палатах и музее в целом. И на это они имеют полное право», − произнес детский омбудсмен.

Критике подверглись и другие музейные изменения: закрытие суздальского Кремля и платный вход на его территорию Владимир Гуринович назвал несостоятельным решением. Туристы теперь гораздо реже доходят до платной экспозиции. В Суздале при участии музея появились пластиковые шезлонги на фоне деревянной церкви, в увешенной портретами духовных санов Крестовой палате проходят джазовые концерты, а нарушение законов при установке туалетов в Кидекше обернулось претензиями надзорных органов и фактически отсутствием туалетов.

Ценовая политика встретила протест у туроператоров. По словам Владимира Гуриновича, «голосуют ногами» и обычные туристы. При ценах в 350-400 рублей приезжающие посещают 1-2 объекта.

Отдельно и долго собравшиеся обсуждали кадровую политику гендиректора. При сокращении архитектурно-реставрационной службы, музей приобрел раздутый административный аппарат: вместо трех заместителей сейчас в ВСМЗ трудятся шесть, часть из них имеют помощников. Из восьми сотрудников исторического отдела сейчас остались пятеро. Уволился начальник отдела, известный в городе историк Олег Гуреев. За три месяца никого не назначили исполнять его обязанности. Если раньше именно исторический отдел готовил экспозиции, теперь этим занимаются технические сотрудники.

«Впервые с 1952 года в музее перестали проводиться собрания по итогам года, где руководители отчитывались перед коллективом. Видимо, не считает нужным», − прозвучало в докладе.

В резолюции «друзья музея» констатировали, что несмотря на многократные обращения, руководитель до сих пор не представил общественности единого документа о концепции развития музея и предположили, что концепция отсутствует. Собравшиеся считают необходимым срочное вмешательство Министерства культуры и Союза музеев. «Друзья музея» предлагают создать совместную комиссию.

Руководству музея собравшиеся предложили заняться восстановлением, сохранением и развитием детского музейного центра. До 1 июня общественники хотели бы увидеть концепцию развития музея, до 15 июня − какие экспозиции планируется открыть после реконструкции Палат.

«Друзья музея» предлагают создать Общественный совет и механизм учета мнения общественности при назначении руководителей и при разработке планов и концепций развития музея. Вне резолюции остались предложения подать заявление на руководство музея в Следственный комитет и прокуратуру. Алиса Аксенова рассказала о том, что одно обращение в надзорное ведомство она уже подготовила.

Оцените новость!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code